Человек, который умел слушать

14.03.2018
  Даже не знаю, как меня удосужило взяться за этот контракт. Вряд ли слишком уж большие комиссионные. Я уже давно вышел из того возраста, когда хватался за любую работу, лишь бы быстрей да больше заработать. Скорей всего лично хотел побывать на этой интересной планете. С уникальным растительным миром. И не обратил внимания на предупреждения о правящей там диктатуре и полицейской бюрократии. Потому и влип. Да так, что хоть сливай воду и уходи на пенсию.
Деньги заказчика были вложены все до последнего галакта. Для какого либо манёвра средств совершенно не было. Оставалось только на уплату среднестандартной пошлины. А когда мне сообщили о размере налога….. Он был больше половины стоимости самого товара!
Оставался только один выход: срочно продать товар. При этом потери перекрывали все мои комиссионные и “съедали” чуть ли не все мои сбережения. Столько лет вкалывал, старался, хитрил и всё коту под хвост!
С утра надо было начинать загрузку лихтера этими проклятыми смологасскими сосульками, а час назад я узнал о нереальном налоге. И принял решение продавать товар. Но торг можно проводить лишь утром. А в моём состоянии ничего не оставалось делать, как залить алкоголем себя до скотского состояния.
Название бара-ресторана “Старый Витязь” сразу бросилось мне в глаза. Так что не пришлось искать далеко. И самый первый мой заказ был:
– Полную порцию самого крепкого пойла!

  Не проронив ни слова, бармен поставил требуемое и с содроганием посмотрел, как я выпил местную самогонку. Меня, естественно, передёрнуло ещё больше. Да и дыхание спёрло. Когда слегка отпустило, прохрипел:
– Простой водки! Напиться – и её хватит! Всю бутылку!
Бармен понимающе закивал головой и спросил:
– А закусить?
– Если я стану закусывать, – сообщил я ему доверительно, – То у тебя самогона не хватит!
– Если ты хочешь напиться, – не мене доверительно ответил он, – То видимо имеешь основательные причины?
– С вашей таможней причины так и сыпятся на голову! Запросто придавить могут! – пожаловался я. – А уж нищим от вас уехать, так вообще, раз плюнуть!
– Зачем же так торопиться к нищим? – бармен наклонился ко мне над стойкой. – Могу предложить одного хорошего знатока всех местных законов и правил. За хороший ужин он даст дельный совет, как справиться с трудностями. И всегда угощающий уходил после ужина довольным.
– И он здесь? – во мне затеплилась небольшая надежда. Чем чёрт не шутит? А вдруг и вправду, какой выход есть? Для такого дела и сто ужинов не жалко! – Или надо его ждать?
– Тебе повезло! Он только что прибыл и усаживается вон за тем столиком! – бармен помахал рукой садящемуся за третий столик справа грузному старикану. Тот сразу ответил таким же приветствием. – Поговори с ним.
– Хорошо! Но что надо заказывать?
– Мне прекрасно известны его вкусы. Через несколько минут подам. А тебе? Хочешь посмотреть меню?
– Да нет…, – я с сомнением посмотрел на бутылку и с оптимизмом на старикана. – Давай то же, что и ему!
Бармен согласно кивнул, тут же поставил на стойку два стакана, подморгнул и скрылся на кухне. А я пошёл к старикану. Тот не сводил с меня взгляда и смотрел, чуть ли не в рот. Неужели так был голоден? Да нет, вроде непохоже! Упитан, цвет лица здоровый, кожа не дряблая, не болезненная.
– Майкл! – представился я и пожал крепкую мускулистую руку.
– Ричард! – услышал в ответ и присел на предложенный мне напротив стул. – Раз вас ко мне направил бармен, значит, у вас возникли неразрешимые проблемы. Не ошибся?
Голос у старикана был слишком громким, но приветливым. Да и добрая улыбка явно располагала к откровению. И чуть ли не с первых секунд я почувствовал к нему симпатию и доверие. А последующая беседа только усилила их. Последний ледок моей скованности растаял под жарким дыханием от выпитого самогона и разливаемой на двоих бутылки водки.
Ужин нам подали действительно отменный, если не сказать – царский.
И вдобавок ко всему мой сотрапезник умел слушать, как никто другой в мире. Пока я излагал ему свои проблемы, он только поддакивал, изредка что-то переспрашивал, уточняя, да глубокомысленно кивал головой. Лишь когда он уяснил все подробности дела, завершил мой рассказ своим собственным резюме:
– Значит, наша таможня решила не вникать в подробное объяснение по поводу использования смологасских сосулек? А раз они пойдут в производство и послужат основой для чего-либо, то они бесспорно решили приравнять их к разделу “сырьё”. И пусть даже оно нам самим не нужно, под ногами валяется, Но! Раз кто-то испытывает в нём необходимость, значит, облагается пятидесятипроцентным налогом. Увы! Таковы законы нашей планеты!
– И ничего нельзя сделать? – я замер с вилкой над своей порцией мяса.
– Может, и найдём лазейку, но надо всё хорошенько обдумать…, – Ричард хлопнул меня по руке и засмеялся: – Часть вопроса уже решена: надо найти смологасским сосулькам другое применение. И зарегистрировать покупку для других целей!
– Зачем надо мной смеяться? – обиделся я. – Это я и сам понимаю! Но как это сделать?
– Никто и не думал над тобой смеяться! – успокоил меня старикан. – Просто хочу, что бы у тебя улучшилось настроение. Тогда мы вместе быстрей найдём выход из создавшегося положения. И не сомневайся, пока мы будем говорить, мои мозги будут работать на полную мощность. И этой работе ничего не помешает. Так что можешь даже мне рассказать о чём-нибудь весёлом. Для лучшего фона размышлений. Тебе ведь наверняка известно много новых шуток и весёлых рассказов. Или поведай мне о вашей планете. Никогда не довелось побывать на Земле. Даже не слышал о такой. Что у вас там интересного?
Про родной дом я всегда вспоминаю с удовольствием. И слова стали слетать с моих уст легко и без нажима.
– Действительно, о Земле есть что рассказать…. Где меня только не носило, но таких редких планет довелось увидеть не более тридцати. А может и меньше. Вот у вас здесь: орбита вокруг звезды круглая, сутки короткие, климат почти везде одинаковый. Только жара и дождь. А у нас суша занимает лишь одну восьмую поверхности. Остальное – вода! А на полюсах сплошные льды! И холод там! До восьмидесяти градусов доходит.
– Так ведь там и жить нельзя! – воскликнул старик.
– А там никто и не живёт! – подтвердил я. – Разве только некоторые животные в сезон, да учёные для исследований построили несколько станций. Да в последнее время настроили санаториев и домов отдыха. Особенно они популярны среди туристов из жарких стран экватора. Любуются из-за прозрачного пластика на ледники, сугробы и снежные метели.
– А что такое “снежные”? – удивился Ричард.
– Снежные, это состоящие из миллионов маленьких снежинок. Ты можешь увидеть подобные кристаллические образования в морозилке. Они образуются в атмосфере в холодное время года и опадают не в виде дождя, а в виде снега. Если бы знал как это здорово! В том месте, где я живу со своей семьёй четверть нашего года – зима. И вот тогда падает много снега, замерзают водоёмы и можно кататься на санках, лыжах и коньках.
Удивлению Ричарда не было границ. Пришлось ему даже нарисовать санки, коньки и разъяснить принцип катания на этих, с детства мне знакомых, устройствах. Затем разговор, как-то сам собой, перешёл на семью. Пожаловался, что редко выпадает возможность побывать с детьми: мотаюсь как неприкаянный по всей Галактике. Последний раз удалось побывать уже давно, как раз на наш последний Новый год. Внезапно я вспомнил о носимых с собой голографических фотографиях и принялся показывать собеседнику всех своих родных и близких.
– Вот здесь мы все вместе, во дворе нашего дома! – объяснял я, настроив проектор всего лишь на пол нашего стола. – Вот моя жена играет на пианино.
Это – мой родной брат со своей семьёй. А здесь мы готовимся к праздничному ужину. Накрываем на стол. Как тебе моя дочь? Ещё бы! Самому не верится, что такая красавица! А это – мой старший сын. В форме выпускника навигаторского училища. Тоже красавец? Спорить не буду, со стороны видней.
– А где это он сфотографирован? В лесу, что ли?
– Нет! В самой большой комнате. А это дерево – ель называется. Есть у нас такая традиция: на Новый год устанавливаем ель в доме и украшаем игрушками. А ночью приходит Дед Мороз, эдакий местный волшебник, и приносит каждому подарки. И оставляет под ёлкой. Радость детворы по утрам, когда они находят игрушки, запоминается на всю жизнь. А вот на этой фотографии….
Но Ричард меня не дослушал, а неожиданно крикнул кому-то за моей спиной:
– Алсук! Сынок, подойди к нам на минутку!
На его просьбу откликнулся молодой парнишка, лет восемнадцати. Когда он подошёл к нашему столику и поздоровался, старик спросил:
– Ты ведь уже год, как в порту работаешь? Должен уже многих знать! – получив в ответ утвердительный кивок, продолжил: – Самую броскую красавицу среди таможенниц знаешь? Далси её зовут. Говоришь: её все знают?! Конечно: самая рыжая и самая красивая! А завтра она с утра заступает на смену? Я не ошибся? Вот и прекрасно! Спасибо большое! Будь здоров и передавай привет своему отцу!
Когда парнишка убежал, Ричард разлил остатки водки по стаканам и радостно потёр руки:
– Что я тебе говорил?! Не зря ещё моя голова на моих плечах красуется!
– Вы что, придумали выход? – спросил я, затаив дыхание.
– Таможенница Далси! Вот кто тебе поможет! Она, между прочим, редкая красавица!
Ожесточённо почесав затылок, я всё-таки решил высказаться напрямую:
– Вы знаете…, я бы не хотел совершать никаких противоправных действий….
Хоть я и упустил из виду некоторые законы о налогообложении на этой планете, но самое главное я запомнил на все сто. Не дай бог здесь было дать кому-либо взятку! Или даже предложить её! Здесь это было, чуть ли не смертельно! Лучше уж лишиться всего нажитого добра и влезть в долги, чем застрять здесь в тюрьмах до конца своих дней! И странные намёки на помощь некоей таможенницы, заставили сделать меня далеко идущие выводы.
Все эти размышления Ричард прочитал по моему лицу и расхохотался. Долго смеялся и чуть ли не до слёз. Потом извиняющеся похлопал меня по плечу и стал подробно разъяснять свои измышления:
– Сразу хочу тебя успокоить: ничего противозаконного я никогда и никому не предлагаю. Просто очень полезно знать как можно больше обо всём и обо всех. Далси не просто красивая девушка, она ещё и очень мечтательна. Среди окружающих она даже не пытается подыскать себе соответствующую пару. Она хочет принца! На коне! И самого прекрасного! Брюнета! И кстати, твой сын по всем стандартам для неё подходит. И мы этим воспользуемся!
– Как?! – не выдержал я. – Да он даже не знает, где я нахожусь!
– А это и неважно! Главное, что он существует! И не где-нибудь в воображении, а на конкретной фотографии. – Ричард, заметив, что я опять хочу его перебить, попросил: – Давай я изложу свои мысли до конца, а ты потом задашь свои вопросы. Отлично! Так вот! Завтра, ты идёшь непосредственно в её офис. Очередей у неё нет, она самая строгая и въедливая. Клиенты боятся к ней входить, даже полюбоваться несравненной красотой. Туда попадают или по ошибке, или полные новички. Которым, вдобавок, некогда. Зайдя к ней, ты должен воскликнуть: “Какое совпадение! Мой сын бы сам прибыл сюда, если бы знал что найдёт девушку похожую на его идеал! У него уже давно есть картина незнакомки, в которую он заочно влюблён. И она как две капли воды похожа на вас!” Дальше попроси просто разрешения сделать фото для своего сына. Здесь у нас это считается хорошим тоном. Как бы невзначай покажи и фото своего сына. У этой, как её…? Ёлки! А затем сразу переходи к деловой части. И учти: чем чётче и жестче ты сформулируешь своё заявление, тем больше у тебя шансов на успех! И начнёшь….
Дальше он мне расписал все мои действия. До последнего слова, до последнего движения. И чем больше я его слушал, тем выше поднималось моё настроение. Если это было маловероятно, поначалу, то теперь всё больше и больше я склонялся к мысли, что может получиться! А, вспоминая свои умственные терзания всего двухчасовой давности, напрашивался вывод о том, что Ричард предлагает самое верное решение.
Ещё раз, выслушав подробный инструктаж и пояснения, я расплатился за ужин и со спокойным сердцем отправился спать.
Встал пораньше, привёл свой внешний вид в самый образцовый порядок, взял контракт на покупку, проектор и отправился в космопорт.
Если говорить о волнении, то его поначалу не было совсем. Даже посмеивался немного про себя, когда неимоверная красавица, хлопая ресницами от удивления, стала выслушивать мои инсинуации по поводу совпадений. Она действительно была неповторима и с первого взгляда разила наповал. Но позже, любой мужчина начинал отмораживаться возле неё. Красота её была просто ледяной! Когда я это понял, то заволновался. А после фотографирования её прекрасного личика и показа изображения моего сына, стал даже паниковать. Ибо на лице Далси не дрогнул ни один мускул. Не говоря уже о подобии улыбки. Она выглядела как ледник! Неумолимый, блистательно-прекрасный, но гибельный и равнодушный! Который нависает над собеседником, закрывает свет и грозит придавить своей многотонной тяжестью как букашку.
Поэтому я резко перешёл на спасительный тон делового разговора.
– Мною куплено триста тонн смологасских сосулек. Товар упакован в стандартные контейнеры и готов к погрузке. Грузовой лихтер уже ждёт. Прошу заверить мою таможенную декларацию!
Девушка внимательно прочитала заполненные мною бумаги и подняла на меня строгий взгляд.
– Зачем вам так много смологасских сосулек?
– Там ведь написано! Чёрным по-белому! – независимым тоном ответил я. Но без злости или раздражения.
– И вы собираетесь…, – она ещё раз глянула в бумаги и скептически сложила губки, – “Играться” таким количеством сосулек?
– Ни в коей мере! Там ясно указано, что товар будет применён для украшений определённых объектов.
– Странно! Никогда о подобном не слышала! – в голосе Далси послышался металл, и я понял, почему клиенты стараются не оформлять у неё бумаги.
– В каждой избушке свои погремушки! – изрёк я старую пословицу. И стал объяснять: – В наших системах есть такие народные обычаи: встречать Новый год под красочно наряженной ёлкой. Для этого и используем любые, радующие глаз украшения. Кстати: вы ведь только что видели фото моего сына. Взгляните ещё раз. Вот, видите? Такие же сосульки на ёлке? А ваши смологасские сосульки будут смотреться очень даже неплохо. Планируется даже наносить на них некоторые отсвечивающие и святящиеся элементы. Тогда деревцо будет светиться даже в темноте.
– А с чего это вы решили их покупать у нас? – в голосе девушки впервые послышалась некоторая растерянность.
– Это не я решил, а мой сын. Он сейчас на планете, где почти нет снега. На практике. А Новый год традиция очень стойкая. Там тоже хотят праздновать. От имени своей фирмы сын решил закупить ваши сосульки и использовать в комплектах для детских подарков. Что может быть лучше в таком случае, чем натуральное, естественное и природное вещество?
– Если рассуждать здраво, ваш сын вряд ли что заработает на подобной операции! – её пальчики молниеносно сновали по клавиатуре компьютера.
– Не на всех желаниях окружающих можно зарабатывать! – нравоучительным тоном произнёс я. Девушка упрямо возразила:
– Что-то он у вас слишком добрый!
– Странно, что вы не любите добрых! – отпарировал я. И продолжил с удивлением: – Но почему вас интересует характер моего сына? Ставьте печать, назначайте налог и прошу меня не задерживать.
– Постараюсь оформить ваши бумаги как можно быстрей! – и тут я заметил, что девушка явно волнуется. Лоб её покрылся испариной, а язычок непроизвольно пару раз облизал губы. – Но мне необходимо проверить все правила и законы. Найти параграф, под который подпадает попадает ваш товар.
И тут же, почти неслышно зашуршала клавишами. Я же встал и стал прохаживаться по офису, выглядывая в общий зал. Даже напевал себе под нос бравурный марш из какого-то кинофильма. Проектор, естественно, я выключить забыл, И правильно сделал. В отражении стекла я заметил, как таможенница несколько раз замирала, вглядываясь в изображение. Может поэтому, а скорей всего оттого, что законов было слишком много, оформление затянулось почти на полчаса. В конце этого времени Далси подозвала меня расписаться и выдала вердикт:
– Я проверила все аналогичные ситуации. Подобного прецедента в нашей истории не наблюдалось. А то, что не запрещено – разрешено! Ваш товар налогом не облагается! Вот разрешение на погрузку и счастливого пути!
Мне стоило невероятных усилий, что бы сдержаться и не запрыгать от радости. С внешним спокойствием, я забрал бумаги, попрощался и устремился на территорию космопорта. Веря и не веря в свою удачу.
День прошёл в сумасшедшем темпе загрузки. Даже воду я пил, чуть ли не на ходу. Зато под вечер капитан космического лихтера меня обрадовал:
– Мы уложились даже раньше времени! Целый час ещё до старта!
Ну как было не воспользоваться таким моментом?! И я со всех ног бросился в бар-ресторан “Старый Витязь”. Сразу оглядел все столики: Ричард отсутствовал! Не было и знакомого бармена. Вместо него за стойкой стояла девушка с игривыми глазками и обслуживала немногочисленных клиентов. Для начала я заказал себе большой освежающий коктейль и только потом поинтересовался:
– А где тот симпатяга мужчина, который работал вчера вечером?
– Скоро будет, через час, полтора! – с готовностью ответила девушка. – Я его время от времени заменяю.
– Жаль, – расстроился я, – Хотел его увидеть, да через минут десять бежать на корабль.
– Может ему что передать? – спросила молодая барменша.
– Передайте ему: большое спасибо! Он мне вчера помог, свёл с очень умным человеком. Жаль, его тоже нет… Ричард, его зовут.
– Это не тот старикан, что усаживается за третий столик справа?
Я оглянулся в направлении, что указала девушка, и увидел своего спасителя-советчика. Он как раз уселся за столик и рассматривал принесённую с собой газету. Не в силах сдержать радостного порыва я громко крикнул;
– Ричард! – но старик даже не поднял голову. Тогда я ещё громче выкрикнул его имя. В ответ – та же реакция. Зато слева от меня заговорил высокий мужчина. Он повернулся от стойки и обратился ко мне:
– Зря кричите! Он ничего не слышит!
– Как не слышит?! – опешил я, – Мы же с ним вчера весь вечер проговорили!
– Да он глухой с молодости. Лет в восемнадцать на него упал ящик при погрузке, вот тогда он и остался без слуха. С тех пор получает пенсию, но вся его жизнь связана с космопортом. Знает буквально всё и о каждом. И всем помогает советом. Его так и зовут: советчик. Наверняка и вам чем-то помог?
– Ещё как помог…, – подтвердил я. – Но как же он меня понимал?
– А он по губам превосходно читает…..
В этот момент Ричард поднял голову, и наши взгляды встретились. Он заулыбался, узнав меня, и приветливо махнул рукой. А я пошёл его благодарить. От всей души и от всего сердца. Сожалея, что так мало времени осталось для нашей последней встречи.
А уже возле корабля меня догнала строгая таможенница. Она шла с высокомерным видом, и смотрела вокруг себя с надменностью и величием. Полностью игнорируя тот факт, что её рыжая копна волос привлекает внимание всего космопорта. Сердце дрогнуло от нехороших предчувствий, но они быстро рассеялись. Далси лишь официально протянула мне небольшую пластиковую карточку и сказала:
– Здесь мой почтовый адрес и вводные параметры для дальней связи.
Увидя что я замер в непонимании, и с растерянностью верчу визитку в руках, она добавила, но уже чуть дрогнувшим голосом:
– Мне просто интересно узнать: сойдётся ли моё изображение с портретом, который есть у вашего сына.
Тут же повернулась и ушла. А я понял, что айсберг – это просто её маска. И никто до меня не смог заглянуть под эту маску и увидеть романтическую и мечтательную натуру. Никто кроме меня и…. Ричарда!

Прошло пять лет. Я вполне удачно завершил свою карьеру и вышел на пенсию. С весьма солидным капиталом, между прочим. И всегда с огромной благодарностью вспоминал о Ричарде-советчике с далёкой и малознакомой планеты. Да и не смог бы о нём забыть никогда. Потому что каждый день мне об этом напоминают рыжие вихры моих внуков, четырёх и трёх летнего возраста. Славные детишки! У меня внутри всё сжимается от восторга, когда они рядом со мной. Хотя иногда они могут любого довести до белого каления! Своим непредсказуемым поведением! Вот как сейчас: сцепившись в один комок, они с рычанием подкатываются к моим ногам. Может их испугать?
– А ну, прекращайте хулиганить! Приедет отец, обязательно на вас пожалуюсь!
Внуки тут же умолкают, умильно помогают один другому подняться на ноги и старший спрашивает:
– А папа скоро прилетит?
Откуда я могу знать? Может завтра, может через неделю! Жизнь у звёздных навигаторов непредсказуема. Пока я раздумываю над ответом, из-за угла дома появляется Далси, и я вздыхаю с облегчением:
– Лучше у мамы спросите, она всё знает!
Внуки тут же срываются ей навстречу, а она с холодностью снежной королевы бросает взгляд в мою сторону. Но я то уже не боюсь таких взглядов. Я то прекрасно вижу, что внутри она смеётся. Потому что действительно знает многое. И кто её тесть на самом деле. И какой он обманщик. Но… никому об этом не рассказывает. И правильно делает! Ведь жить в сказке более интересно и завлекательно. И там всегда найдётся место для мечтаний….
Которые очень часто сбываются!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *